Охрана труда

Некоторые особенности возмещения вреда, причиненного работнику в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, сквозь призму правового регулирования и судебной практики

Возмещение вреда, причиненного работнику в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, имеет ряд особенностей. Эти особенности обусловлены прежде всего исключением из перечня источников правового регулирования указанных отношений соответствующих норм Трудового кодекса, а также введением в Республике Беларусь с 1 января 2004 г. обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Осуществленные нововведения получили изначально недостаточно адекватную оценку, что привело в ряде случаев к принятию неправомерных решений как со стороны обязанных субъектов – правоприменителей, так и со стороны судов при разрешении соответствующих споров.

В исковом заявлении К. просил взыскать с ЗАО “Бобруйскмебель” предусмотренное ст. 433 ТК единовременное пособие, так как в результате несчастного случая на производстве в ноябре 2002 г. потерял 100% трудоспособности, является инвалидом II группы. Решением суда Ленинского р-на г.Бобруйска от 22 октября 2004 г. исковые требования удовлетворены.

Как правильно отмечается в Обзоре практики рассмотрения судами гражданских дел о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания (Судовы веснiк. 2006. N 1. С. 29) (далее – Обзор), вынося решение на основании ст. 433 ТК, вступившего в силу с 1 января 2000 г., суд не учел, что согласно подп. 1.1 Декрета Президента Республики Беларусь от 4 января 2000 г. N 1 “О некоторых вопросах возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью граждан” до введения системы обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний отношения по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью работников, регулировались Гражданским кодексом Республики Беларусь, данным Декретом (утратил силу Указом Президента Республики Беларусь от 5 ноября 2003 г. N 483) и соответствующими нормативными правовыми актами Совета Министров Республики Беларусь. Таким образом, Декрет N 1 содержал исчерпывающий перечень нормативных правовых актов, подлежащих применению к отношениям по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью работника. Следовательно, суд Ленинского р-на г.Бобруйска необоснованно применил ст. 433 ТК.

Отношения по обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в настоящее время регулируются Гражданским кодексом, Законом от 3 июня 1993 года “О страховании”, Декретом Президента Республики Беларусь от 30 июля 2003 г. N 18 “Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний”, утвержденным данным Декретом Положением о порядке и условиях проведения обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, принятыми в соответствии с Декретом нормативными правовыми актами Совета Министров Республики Беларусь, а также иными актами законодательства. На формирование единообразного применения законодательства при рассмотрении судами гражданских дел о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, направлено также постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22 декабря 2005 г. N 12 “О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” (Судовы веснiк. 2006. N 1. С. 6 – 7) (далее – постановление N 12).

Основные требования к условиям и порядку проведения страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определены Декретом Президента Республики Беларусь от 30 июля 2003 г. N 18 “Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” (НРПА, 2003, N 86, 1/4817) (далее – Декрет N 18). Прежде всего, осуществление такого страхования возложено на одного страховщика – Белорусское республиканское унитарное страховое предприятие “Белгосстрах”.

Страхователями являются юридические лица, их обособленные подразделения, а также физические лица, которые в соответствии с трудовым и гражданским законодательством предоставляют работу гражданам Республики Беларусь, иностранным лицам, лицам без гражданства, проживающим в Республике Беларусь (далее – граждане).

Обязательному страхованию в силу предписаний подп. 4.1 Декрета N 18 подлежит жизнь и здоровье граждан:

  • выполняющих работу на основании трудового договора (контракта);
  • работающих по гражданско-правовому договору на территории страхователя и действующих под контролем страхователя за безопасным ведением работ либо действующих под контролем страхователя за безопасным ведением работ вне территории страхователя;
  • выполняющих работу на основе членства (участия) в организациях любых организационно-правовых форм;
  • являющихся учащимися, студентами учреждений образования всех видов, клиническими ординаторами, аспирантами, докторантами и привлекаемыми к работам в период прохождения производственной практики (стажировки);
  • содержащихся в исправительных, лечебно-трудовых, воспитательно-трудовых учреждениях и привлекаемых к выполнению оплачиваемых работ.

Независимо от фактического выполнения страхователем своих обязанностей по внесению страховых взносов все перечисленные лица считаются застрахованными с 1 января 2004 г., а поэтому в случае увечья или профессионального заболевания они получают право на страховые выплаты. Таким образом, наниматель не несет обязанность по возмещению вреда, причиненного работнику в результате увечья или профессионального заболевания, в виде выплат, непосредственно следуемых работнику, поскольку такая обязанность трансформирована фактически в его обязанность по уплате страховых взносов страховщику.

На практике нередко возникают вопросы, касающиеся определения лиц, на которых распространяется обязательное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, вызванные, как правило, неоправданно расширительным толкованием подп. 4.1 Декрета N 18, тогда как по смыслу положений указанного подпункта Декрета перечень приведенных в нем лиц является исчерпывающим, и в этот перечень не входят лица, подлежащие государственному обязательному личному страхованию, в частности судьи, прокурорские работники, военнослужащие, работники Комитета государственного контроля, работники милиции и др.

При выяснении вопроса о том, подпадают ли под действие Декрета N 18 лица, выполняющие работы по договору подряда (ст. 656 ГК), определяющее значение для принятия правильного решения имеет установление характера правоотношений, сложившихся между гражданином-подрядчиком и заказчиком как работодателем.

Если выполняющими работу на основании трудового договора (контракта) следует признавать граждан, принятых на работу в порядке, установленном законодательством о труде, то, как отмечено в абзаце третьем п. 3 постановления N 12, отличительной особенностью гражданско-правовых договоров, по которым исполнители – физические лица подлежат обязательному страхованию, является наличие у заказчика-страхователя обязанности осуществлять контроль за безопасным ведением ими работ. Такая обязанность может быть возложена техническим нормативным правовым актом, устанавливающим правила безопасности данного вида работ, либо предусмотрена в гражданско-правовом договоре.

Если работа выполнялась гражданином (группой граждан) по гражданско-правовому договору без обязанности заказчика по контролю за ее безопасным ведением, ответственность за наступление вредных последствий определяется по нормам ГК.

В исковом заявлении Р. указал, что между ПМК и бригадой строителей, в которую он входил, был заключен договор подряда на устройство кровли жилого дома. В октябре 2002 г. во время работы упали стропила, в результате истец получил тяжкие телесные повреждения и ему установлена 1-я группа инвалидности с утратой 100% профессиональной трудоспособности. Поскольку расследование несчастного случая государственная инспекция труда не проводила, а ПМК отказалась возмещать вред его здоровью, истец просил установить факт несчастного случая на производстве и взыскать с ПМК и БРУСП “Белгосстрах” суммы возмещения вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве.

Решением суда Лидского р-на от 13 декабря 2004 г. причиненный вред взыскан с БРУСП “Белгосстрах”. В решении суд сослался на часть вторую п. 1 ст. 937 ГК, указав, что работником признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ. Суд посчитал, что истец работал по гражданско-правовому договору и действовал под контролем ПМК за безопасным ведением работ, так как с истцом был проведен первичный инструктаж по технике безопасности. Поэтому Р., как работник, получивший увечье при исполнении трудовых обязанностей, имел право на возмещение вреда здоровью по законодательству, действовавшему до 1 января 2004 г.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Гродненского областного суда от 16 февраля 2005 г. решение суда Лидского р-на изменено, из мотивировочной части исключено указание о том, что Р. на момент несчастного случая на производстве работал по гражданско-правовому договору. Вывод судебной коллегии обоснован включением рабочих бригады в состав трудового коллектива, формированием трудовых звеньев, подчинением рабочих общим правилам трудового распорядка с установленным рабочим временем. По мнению судебной коллегии областного суда, с Р. фактически был заключен трудовой договор.

Между тем, как отмечено в Обзоре, суды первой и кассационной инстанций не дали полной оценки фактически сложившимся правоотношениям между Р. и ПМК: не установили, работал истец по трудовому договору (уплачивались ли за него взносы на социальное страхование, выдавалась ли трудовая книжка и др.), либо по договору подряда (зарегистрирована ли бригада в налоговой инспекции как предприниматель, включены ли в заключенный договор подряда его существенные условия, имеется ли акт приемки выполненных работ, как производились расчеты за работу и др.), либо по иному гражданско-правовому договору (действительно ли истец работал под контролем ПМК за безопасным ведением работ, установлены ли правила безопасности при выполнении бригадой работ, в том числе в договоре, несла ли ПМК за это ответственность, имеется ли об этом запись в журнале по технике безопасности и др.). (К слову, многие из поставленных при анализе приведенного дела вопросов нашли свое отражение не только в постановлении N 12, но и в Указе Президента Республики Беларусь от 6 июля 2005 г. N 314 “О некоторых мерах по защите прав граждан, выполняющих работу по гражданско-правовым и трудовым договорам” (НРПА. 2005. N 107. 1/6603).

Важной особенностью Декрета N 18 является то, что его действие распространено и на лиц, чье право на возмещение вреда было установлено в соответствии с ранее действовавшим на территории Республики Беларусь законодательством о возмещении вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей. Эти лица вместо возмещения вреда нанимателем с 1 января 2004 г. получили право на страховые выплаты.

Порядок возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью граждан при исполнении трудовых обязанностей и в иных предусмотренных случаях, осуществления страховых выплат определен Положением о порядке и условиях проведения обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным Декретом N 18 (далее – Положение).

В отличие от ранее действовавшего законодательства, по которому ответственность нанимателя за вред, причиненный работнику, наступала лишь при наличии вины в необеспечении безопасных условии труда (если вред не был связан с действием источника повышенной опасности), право на страховые выплаты по новому законодательству наступает по факту повреждения здоровья в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденному в установленном порядке и рассматриваемому в качестве страхового случая.

В соответствии с Правилами расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15 января 2004 г. N 30 (НРПА, 2004, N 8, 5/13691) (далее – Правила), все несчастные случаи, в результате которых работники или другие лица, перечисленные в подпункте 2.4 пункта 2 указанных Правил, получили травмы, в том числе отравления, тепловые удары, ожоги, обморожения, утопления, поражения электрическим током, молнией, излучением, телесные повреждения, причиненные другими лицами, а также полученные в результате воздействия животных и насекомых, взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций и иные повреждения здоровья, повлекшие необходимость перевода потерпевшего на другую работу, временную (не менее одного дня) или стойкую утрату им трудоспособности либо его смерть, происшедшие в течение рабочего времени, во время дополнительных специальных перерывов и перерывов для отдыха и питания, в периоды времени до начала и после окончания работ, при выполнении работ в сверхурочное время, в выходные дни, государственные праздники и праздничные дни, установленные и объявленные Президентом Республики Беларусь нерабочими, подлежат расследованию, если они произошли:

  • на территории организации, нанимателя, страхователя или в ином месте работы, в том числе в командировке, а также в любом другом месте, где потерпевший находился в связи с работой либо совершал действия в интересах организации, нанимателя, страхователя;
  • во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном организацией, нанимателем, страхователем;
  • на личном транспорте, используемом с согласия или по распоряжению (поручению) организации, нанимателя, страхователя в их интересах;
  • на транспорте общего пользования или ином транспорте, а также во время следования пешком при передвижении между объектами обслуживания либо выполнении поручения организации, нанимателя, страхователя;
  • при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель, проводник, другой работник);
  • при работе вахтовым (экспедиционным) методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне в свободное от вахты и судовых работ время;
  • при выполнении работ по ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий;
  • при участии в общественных работах безработных граждан, зарегистрированных в органах государственной службы занятости;
  • при выполнении работ по гражданско-правовому договору на территории и под контролем страхователя за безопасным ведением работ либо под контролем страхователя за безопасным ведением работ вне территории страхователя.

Таким образом, для назначения и осуществления страховых выплат в соответствии с Декретом N 18 и другими изданными на его основе актами законодательства необходимым условием является установление факта причинения увечья или иного повреждения здоровья, если оно связано с исполнением работником трудовых обязанностей. Как разъяснено в абзаце втором п. 1 постановления N 12, в случаях причинения вреда в процессе работы гражданину, не относящемуся к категории лиц, подлежащих обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, вред возмещается на общих основаниях.

Г. работал кровельщиком вахтовым методом в г.п. Краснополье и, направляясь к месту работы, попал в ДТП, получил травму средней степени тяжести. Истец просил суд взыскать страховые выплаты в возмещение вреда здоровью.

Решением суда Кричевского р-на, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Могилевского областного суда, Г. отказано в удовлетворении исковых требований. Решение мотивировано тем, что несчастным случаем на производстве признается повреждение здоровья, причиненное во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном нанимателем. По делу установлено, что Г. без ведома руководства и без производственной необходимости выехал по своим личным делам в г.Кричев – к месту своего жительства. На работу возвращался на попутном транспорте, который наниматель ему не предоставлял.

При таких обстоятельствах, как правильно отмечено в Обзоре, истец не имеет права на получение страховых выплат в возмещение вреда здоровью, поскольку повреждение не связано с выполнением им трудовых обязанностей.

По факту расследования несчастного случая на производстве (за исключением группового несчастного случая, происшедшего с двумя и более лицами, несчастного случая со смертельным или тяжелым исходом, подлежащего согласно гл. 3 Правил специальному расследованию), осуществляемого в соответствии с п. 18 Правил уполномоченным должностным лицом организации, нанимателя, страхователя с участием уполномоченного представителя профсоюза (иного представительного органа работников), специалиста по охране труда, а также страховщика и потерпевшего (по их требованию), оформляется акт о несчастном случае на производстве формы Н-1 в четырех экземплярах.

Если на основании документов правоохранительных органов, организаций здравоохранения, судебно-медицинской экспертизы и других результатов расследования установлено, что несчастный случай произошел вследствие противоправных деяний потерпевшего (хищение, угон транспортных средств и иные противоправные деяния), умышленного причинения вреда своему здоровью (самоубийство, попытка самоубийства, членовредительство) либо обусловлен исключительно состоянием здоровья потерпевшего, то такой несчастный случай оформляется актом о непроизводственном несчастном случае формы НП в четырех экземплярах.

Решение об оформлении актом формы НП несчастных случаев, обусловленных исключительно состоянием здоровья потерпевшего, принимается, если в результате расследования не будут выявлены организационные, технические, санитарно-гигиенические, психофизиологические и иные причины, а также факторы производственной среды и производственного процесса, оказавшие влияние на состояние здоровья потерпевшего.

По результатам расследования профессионального заболевания в силу предписаний п. 66 Правил врач-гигиенист составляет акт о профессиональном заболевании формы ПЗ-1 на каждого заболевшего в шести экземплярах (при одновременном профессиональном заболевании двух и более человек, профессиональном заболевании со смертельным исходом акт формы ПЗ-1 составляется в семи экземплярах).

Акты Н-1 или ПЗ-1 являются документами, подтверждающими факт несчастного случая на производстве или профессионального заболевания.

Отказ в составлении акта, а также действительность содержащихся в нем сведений, в том числе и о степени грубой неосторожности потерпевшего, могут быть обжалованы заинтересованными лицами в суд только с соблюдением предварительного внесудебного порядка рассмотрения жалобы должностными лицами и органами в соответствии с п.п. 78 – 84 Правил.

Жалоба рассматривается судом в порядке, предусмотренном ст.ст. 336, 353 – 358 ГПК.

В случае признания жалобы обоснованной суд обязывает соответствующий орган устранить допущенное нарушение. При установлении обстоятельств, которые не были учтены при определении степени грубой неосторожности потерпевшего, либо явного несоответствия указанной в акте степени вины потерпевшего в процентах фактическим обстоятельствам суд обязывает орган (должностное лицо), чьи действия обжалуются, определить степень вины в соответствии с фактическими обстоятельствами, о которых указывается в резолютивной части решения суда (абзацы второй – четвертый п. 8 постановления N 12).

Пленум Верховного Суда в п. 9 постановления N 12 разъяснил также, что при наличии грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, в акте Н-1 или ПЗ-1 указывается о степени грубой неосторожности в процентах. Вопрос о том, является ли неосторожность застрахованного грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, должен быть разрешен при расследовании несчастного случая или профессионального заболевания с учетом фактических обстоятельств. При этом для оценки действий застрахованного следует учитывать конкретную обстановку, при которой произошел несчастный случай, а также личность самого застрахованного (его физическое и психическое состояние в момент несчастного случая, возраст, образование, профессию, квалификацию и т.п.).

Грубой неосторожностью может признаваться несоблюдение застрахованным работником элементарных требований предусмотрительности, понятных каждому, а равно и тех правил безопасности, которым он обучен в связи с выполнением определенных трудовых обязанностей, если с учетом конкретной обстановки работник предвидел возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. В частности, грубой неосторожностью может быть признано нетрезвое состояние застрахованного, содействовавшее возникновению или увеличению вреда.

Степень грубой неосторожности в процентах указывается в зависимости от значимости нарушений, допущенных застрахованным лицом, для наступивших последствий.

Установление обстоятельства, что повреждение здоровья работника обусловлено исключительно личным состоянием его здоровья, свидетельствует об отсутствии страхового случая и, следовательно, является основанием к отказу от выплаты страховых сумм.

Из материалов дела по иску З. усматривается, что ее отец умер на своем рабочем месте в цехе завода от инсульта. По результатам проверки случившегося составлен акт о непроизводственном несчастном случае. Решением суда Партизанского р-на г.Минска, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Минского городского суда, в иске З. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца обоснованно отказано, поскольку смерть работника наступила от общего заболевания, не связанного с исполнением им трудовых обязанностей.

Таким образом, отнесение случившегося несчастного случая на производстве или профессионального заболевания к страховому случаю является единственным основанием к назначению страховых выплат.

Для своевременной и надлежащей реализации права потерпевшего на получение возмещения вреда значение имеет правильное определение субъекта, обязанного к соответствующим выплатам, в случаях, когда факт причинения вреда имел место до 1 января 2004 г., а также однозначное понимание используемого в Декрете N 18 и иных актах законодательства понятия “неразрешенный случай возмещения вреда”.

Напомним, что в силу предписаний подп. 4.5 Декрета N 18 лицам, получившим до 1 января 2004 г. увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей, подтвержденное в установленном порядке, и лицам, потерявшим кормильца в связи с исполнением им таких обязанностей, если они имели право на возмещение вреда от нанимателя – причинителя вреда в соответствии с законодательством Республики Беларусь, действовавшим до 1 января 2004 г., однако случай возмещения вреда остался неразрешенным, страховые выплаты назначаются и выплачиваются в соответствии с данным Декретом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья. Это требование удовлетворяется за прошлое время, но не более чем за три года.

Как разъяснено в абзаце третьем п. 7 постановления N 12, к неразрешенным следует относить, в частности, случаи, когда:

  • а) лицо не обращалось за возмещением вреда;
  • б) лицо обратилось к нанимателю с соответствующим заявлением, однако заявление до 1 января 2004 г. не было рассмотрено;
  • в) нанимателем отказано в возмещении вреда, но спор в судебном порядке не разрешен;
  • г) если по находящемуся в производстве суда делу о возмещении вреда было принято решение после 1 января 2004 г. об отказе в иске в связи с возникновением у истца права на страховые выплаты.

В исковом заявлении П. указал, что в апреле 2002 г. с ним произошел несчастный случай на производстве и он утратил 100% профессиональной трудоспособности. Ему назначена 1-я группа инвалидности. Актом о несчастном случае на производстве установлена вина нанимателя, должностные лица которого не обеспечили соблюдение правил по технике безопасности. В 2003 году П. обращался к нанимателю с заявлением о возмещении вреда здоровью, но ему было отказано. Истец просил суд взыскать с нанимателя и БРУСП “Белгосстрах” суммы в возмещение вреда.

Решением суда Волковысского р-на от 10 марта 2005 г. постановлено взыскать с нанимателя причитающиеся работнику выплаты в счет возмещения вреда здоровью. Решение мотивировано тем, что в силу подп. 4.5 Декрета N 18 случай возмещения вреда является разрешенным, так как П. обращался к нанимателю за возмещением вреда здоровью и ему было отказано.

Между тем, как правильно отмечается в Обзоре, суду следовало учесть, что для признания случая разрешенным необходимо, чтобы наниматель производил выплаты в возмещение вреда здоровью потерпевшего до 1 января 2004 г. в соответствии с ранее действовавшим законодательством. Поскольку нанимателем в возмещении вреда здоровью истца было отказано, а в судебном порядке спор не рассматривался, суду следовало признать случай возмещения вреда неразрешенным и на основании подп. 4.5 Декрета N 18 возложить обязанность по выплате страховых сумм на БРУСП “Белгосстрах”.

Не всегда на практике правильно решаются вопросы, касающиеся производства выплат за прошлое время.

Например, потерпевший в результате несчастного случая на производстве получил травму 10 января 1988 г., но утрата профессиональной трудоспособности впервые установлена МРЭК 17 февраля 2004 г. в размере 20%. Возникает вопрос, за какой конкретно временной период должны быть выплачены суммы в возмещение вреда, поскольку Декрет N 18 указал лишь временной предел – 3 года, предшествовавшие моменту обращения.

Ответ на вопрос содержится в подп. 4.5 Декрета N 18, а также в п. 54 Положения, в соответствии с которым страховое возмещение назначается застрахованному на весь период утраты им профессиональной трудоспособности с того дня, с которого МРЭК установлен факт соответствующей утраты. При этом следует иметь в виду, что согласно разъяснению, содержащемуся в п. 10 постановления N 12, утрата профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования потерпевшего медико-реабилитационной экспертной комиссией (МРЭК). Однако при наличии необходимости применительно к п. 25 Положения о порядке определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 10 октября 2003 г. N 1299, на основании определения суда МРЭК вправе принять решение об имевшейся у потерпевшего степени утраты профессиональной трудоспособности за прошлое время, а также установить момент ее наступления. Кроме того, МРЭК вправе установить за прошлое время инвалидность, нуждаемость потерпевшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации.

Поскольку в приведенной ситуации потерпевший получил производственную травму в 1988 году, а утрата профессиональной трудоспособности установлена МРЭК только 17 февраля 2004 г., то выплата сумм в возмещение вреда будет осуществляться за предшествующий период только при условии подтверждения МРЭК процента утраты профессиональной трудоспособности за более ранний период.

Данный подход подтверждается и судебной практикой.

В исковом заявлении П. указал, что, работая на Минском заводе строительных материалов, в 1988 году получил производственную травму, степень утраты трудоспособности составила 10% бессрочно. Виновными в причинении вреда здоровью в акте о несчастном случае на производстве признаны должностные лица нанимателя, не обеспечившие достаточный контроль за соблюдением работниками мер по технике безопасности. В ноябре 1997 г. и в марте 2003 г. истец подавал нанимателю заявления о возмещении вреда, но они оставлены без удовлетворения. П. обратился в суд в октябре 2003 г. и просил взыскать с нанимателя суммы в возмещение вреда здоровью за три года, предшествующие обращению в суд.

В качестве второго ответчика судом Фрунзенского р-на г.Минска привлечено БРУСП “Белгосстрах”. Решением суда от 24 февраля 2004 г. постановлено в иске П. к заводу о возмещении вреда здоровью отказать, взыскать с БРУСП “Белгосстрах” в пользу истца причитающиеся суммы с октября 2000 г. по февраль 2004 г. единовременно, а с марта 2004 г. ежемесячно производить страховые выплаты с учетом индивидуального коэффициента и процента утраты профессиональной трудоспособности.

Как отмечено в Обзоре, суд обоснованно руководствовался подп. 4.5 Декрета N 18, правильно посчитал случай возмещения вреда неразрешенным и возложил обязанность по возмещению вреда на страховщика. Однако судом неверно определен период времени, за который подлежат взысканию страховые выплаты: следовало произвести взыскание не более чем за три года, предшествующие предъявлению иска, то есть с октября 2000 г. по сентябрь 2003 г. включительно.

Следует также иметь в виду, что в силу подп. 4.5 Декрета N 18 страховщик обязан производить страховые выплаты и лицам, получившим до 1 января 2004 г. увечье, профессиональное заболевание или иное повреждение здоровья либо потерявшим кормильца, в порядке, предусмотренном Положением, при обязательном наличии двух условий:

  1. если эти лица имели право на возмещение вреда от нанимателя по ранее действовавшему законодательству;
  2. если случай возмещения вреда остался неразрешенным.

Поэтому при разрешении требований таких лиц о назначении страховых выплат необходимо выяснять, подтвержден ли факт несчастного случая, профессионального заболевания или иного повреждения здоровья и имеется ли вина нанимателя в наступлении вредных последствий (если вред не причинен источником повышенной опасности, принадлежащим нанимателю).

В соответствии с п. 12 Положения страховые выплаты производятся за счет средств обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формируемых страховщиком, и состоят из:

  • возмещения Фонду социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты произведенных расходов на выплату пенсий по инвалидности и по случаю потери кормильца в связи с несчастными случаями на производстве и профессиональными заболеваниями, если случаи возмещения вреда разрешены начиная с 1 июля 1999 г.;
  • пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем;
  • доплат до среднемесячного заработка застрахованного, временно переведенного в связи с повреждением здоровья в результате страхового случая на более легкую нижеоплачиваемую работу до восстановления трудоспособности или установления ее стойкой утраты;
  • единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на ее получение в случае смерти застрахованного;
  • ежемесячной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае смерти застрахованного;
  • оплаты дополнительных расходов, связанных с повреждением здоровья застрахованного, на его медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Возмещение застрахованному утраченного заработка в части оплаты труда по гражданско-правовому договору, в соответствии с которым работник не подлежит страхованию, а также в части выплаты авторского вознаграждения, на которое не начислены страховые взносы, как это предусмотрено п. 13 Положения, осуществляется за счет причинителя вреда.

Возмещение морального вреда, причиненного застрахованному или его семье в связи со страховым случаем, осуществляется причинителем вреда в порядке, установленном гражданским законодательством (п. 14 Положения).

Следует отметить, что пособие по временной нетрудоспособности в связи со страховым случаем назначается и выплачивается страхователем за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднемесячного заработка, исчисленного в соответствии с законодательством о пособиях по временной нетрудоспособности. Обязанность по выплате пособия лежит на страхователе, поэтому обязанность страховщика осуществлять страховые выплаты возникает со дня установления стойкой утраты трудоспособности, указанного в соответствующем заключении МРЭК.

Из материалов дела по иску Г. к БРУСП “Белгосстрах” о взыскании страховых выплат усматривается, что 3 сентября 2003 г. истец получил производственную травму глаз по вине нанимателя. С этого дня по 29 декабря 2003 г. ему оплачен листок нетрудоспособности. Первоначально по заключению МРЭК Г. признан инвалидом III группы по общему заболеванию, так как акт о несчастном случае на производстве составлен лишь в январе 2004 г. После его получения Г. повторно обратился во МРЭК, и в августе 2004 г. ему установлено 50% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно, указана причина инвалидности – трудовое увечье. С этого же времени страховщик производит ежемесячные страховые выплаты в счет возмещения вреда здоровью. В исковом заявлении Г. просил суд взыскать со страховщика сумму страховых выплат с момента получения производственной травмы – 3 сентября 2003 г. до установления МРЭК 19 августа 2004 г. утраты профессиональной трудоспособности, так как согласно п. 6 Положения право на получение страховых выплат возникает со дня наступления страхового случая.

Решением суда Смолевичского р-на исковые требования удовлетворены.

Между тем, как правильно отмечено в Обзоре, при вынесении решения суд не учел, что с момента получения производственной травмы – 3 сентября 2003 г. по 29 декабря 2003 г. истцу выплачены суммы пособий по временной нетрудоспособности, которые в силу п. 15 Положения засчитываются в уплату страховых сумм. Поэтому право на получение страховых выплат от страховщика возникло у истца со дня установления МРЭК стойкой утраты трудоспособности.

Застрахованному работнику, временно переведенному в связи с повреждением здоровья в результате страхового случая на более легкую нижеоплачиваемую работу, выплачивается разница между прежним заработком и заработком по новой работе до восстановления его трудоспособности или установления стойкой утраты трудоспособности. Заключение о необходимости временного перевода на другую работу, его продолжительности (в пределах одного года) и характере рекомендуемой работы выдается ВКК (врачебно-консультативной комиссией) или МРЭК.

При непредставлении страхователем в указанный период застрахованному соответствующей работы ему выплачивается среднемесячный заработок, получаемый до страхового случая, за счет собственных средств страхователя.

Как разъяснено в п. 12 постановления N 12, среднемесячный заработок застрахованного исчисляется применительно к Условиям и порядку исчисления среднего заработка, сохраняемого за время трудового (основного и дополнительного) и социального (в связи с обучением) отпусков, выплаты денежной компенсации за неиспользованный трудовой отпуск и в других случаях, предусмотренных законодательством, утвержденным постановлением Министерства труда Республики Беларусь от 10 апреля 2000 г. N 47.

В состав дохода включаются только те его виды, на которые согласно законодательству начислялись страховые взносы.

В исковом заявлении Г. просил суд взыскать с БРУСП “Белгосстрах” единовременную и ежемесячные страховые выплаты в связи с несчастным случаем на производстве, произошедшем с ним 3 сентября 2003 г. Ответчик отказал в выплате единовременной страховой суммы, поскольку по п. 20 Положения от 30 июля 2003 г. единовременная выплата устанавливается лишь застрахованному лицу, а истец на момент получения производственной травмы не был застрахован. Решением суда Смолевичского р-на от 22 апреля 2005 г. иск удовлетворен в части ежемесячных страховых выплат, а в части единовременной страховой выплаты в иске правильно отказано, поскольку правило о выплате единовременной страховой выплаты применимо лишь к обязательствам по возмещению вреда, возникшим после 1 января 2004 г. и подлежащим возмещению по законодательству об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

По сравнению с нормами ГК, регулирующими объем возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, в Положении предусмотрены дополнительные гарантии социальной защиты потерпевших от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Указанные гарантии состоят, во-первых, из единовременной страховой выплаты потерпевшему в шестикратном размере ежемесячной страховой выплаты (п. 20 Положения), а в случаях смерти потерпевшего – в двенадцатикратном размере его заработка, выплачиваемой супруге (супругу) умершего и лицам, имевшим на день смерти потерпевшего право на получение ежемесячной страховой выплаты (п. 21 Положения); во-вторых, заработок потерпевшего, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, не может быть ниже 60 процентов средней заработной платы рабочих и служащих в Республике Беларусь (п. 22 Положения); наконец, в-третьих, в случае грубой неосторожности потерпевшего, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, уменьшение страховой выплаты допускается с учетом грубой неосторожности, но не более чем на 25% (п. 10 Положения).

Ежемесячные страховые выплаты потерпевшему начисляются применительно к порядку, изложенному в ст. 955 ГК. При этом, как уже было отмечено выше, заработок (доход), из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, не может быть ниже 60 процентов средней заработной платы рабочих и служащих в Республике Беларусь, применяемой для корректировки заработка в соответствующем месяце.

Дополнительные расходы, связанные с повреждением здоровья потерпевшего, включают в себя расходы на:

  • медицинскую помощь по прямым последствиям несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, осуществляемую на территории Республики Беларусь, в том числе на дополнительное питание и приобретение лекарств;
  •  посторонний специальный медицинский и бытовой уход;
  • санаторно-курортное лечение, включая оплату отпуска, предоставляемого сверх трудового отпуска на весь период лечения, и время проезда к месту лечения и обратно, стоимость проезда застрахованного, а при необходимости, подтвержденной медицинским заключением, компенсацию необходимых расходов сопровождающего его лица;
  • обеспечение автомобилями (либо выплату компенсации на транспортное обслуживание), обучение вождению, бензин, ремонт, техническое обслуживание автомобилей;
  • протезирование и обеспечение приспособлениями, необходимыми застрахованному для профессионального обучения (переобучения).

Размер, условия и порядок оплаты таких расходов определяются в соответствии с Положением о порядке оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, потерпевших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 10 октября 2003 г. N 1300 (НРПА, 2003 г., N 115, 5/13176).

Следует отметить, что в соответствии с указанным Положением страховщик производит оплату дополнительных расходов лишь в установленных пределах. Так, оплата дополнительных расходов на санаторно-курортное лечение потерпевшего осуществляется страховщиком применительно к стоимости путевки на санаторно-курортное лечение в здравницах, расположенных на территории Республики Беларусь, по перечню, утвержденному Министерством здравоохранения по согласованию с БРУСП “Белгосстрах”, либо в здравницах, расположенных на территории государств – участников СНГ, аналогичных которым нет в Республике Беларусь. Оплата дополнительных расходов по обеспечению потерпевшего протезами, протезно-ортопедическими изделиями и ортопедической обувью осуществляется страховщиком по счетам республиканского унитарного предприятия “Белорусский протезно-ортопедический восстановительный центр”. В случае приобретения потерпевшим протезов, протезно-ортопедических изделий или ортопедической обуви самостоятельно страховщик компенсирует затраты в размере стоимости аналогичного изделия по прейскуранту республиканского унитарного предприятия “Белорусский протезно-ортопедический восстановительный центр”.

В исковом заявлении Г. указал, что во время работы станочником в ОАО “Керамин” в ноябре 2003 г. с ним произошел несчастный случай на производстве, о чем составлен акт. В связи с травмой глаз в виде химических ожогов и попаданием инородных тел истец понес расходы на приобретение лекарств. Просил суд взыскать с нанимателя и БРУСП “Белгосстрах” сумму дополнительных расходов на приобретение лекарств, а также предстоящие расходы по оказанию медицинской помощи по коррекции зрения в медицинском центре “Эксимерлазероптик”.

Решением суда Октябрьского р-на г.Минска от 25 апреля 2005 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда от 6 июня 2005 г., исковые требования Г. удовлетворены частично: по прямым последствиям несчастного случая на производстве с БРУСП “Белгосстрах” в пользу Г. взыскана сумма дополнительных расходов на приобретение лекарств, в остальной части иска обоснованно отказано по следующим основаниям. По заключению МРЭК группа инвалидности и процент утраты профессиональной трудоспособности Г. не установлены, поскольку зрительные функции обоих глаз сохранены. Согласно экспертному заключению НИИ медико-социальной экспертизы и реабилитации понесенные истцом расходы на приобретение лекарств находятся в причинной связи с полученной производственной травмы в ноябре 2003 г. и документально подтверждены. Вместе с тем, по мнению экспертов, незначительный рост близорукости не связан с несчастным случаем на производстве и в настоящее время потерпевший не нуждается в медицинских услугах по коррекции зрения в связи с полученной производственной травмой. Поскольку наниматель до 1 января 2004 г. не назначал и не выплачивал суммы в возмещение вреда здоровью Г., то согласно подп. 4.5 Декрета случай возмещения вреда остался неразрешенным, и суд обоснованно возложил обязанность по оплате дополнительных расходов на страховщика. Доводы представителя страховщика о том, что в заключении МРЭК не указан процент утраты трудоспособности, отсутствуют виды необходимой помощи потерпевшему, не оформлена программа реабилитации, обоснованно признаны судом несостоятельными, так как экспертным заключением подтверждена нуждаемость потерпевшего в дополнительных расходах на приобретение лекарств по прямым последствиям от несчастного случая на производстве.

В то же время судебная практика основывается на отказе во взыскании дополнительных расходов, если по заключению МРЭК по состоянию здоровья работник не нуждался в дополнительных видах помощи.

В исковом заявлении С. указала, что в 1997 г. в результате несчастного случая на производстве получила производственную травму и ей установлено 20% утраты профессиональной трудоспособности на один год, в 1998 году – 20%, в 1999 году – 10%, в 2000 году – 10%, в 2001 году – 5% бессрочно. С января 2004 года страховые выплаты осуществляет БРУСП “Белгосстрах”. С. просила суд взыскать затраты на приобретение лекарств, оплату путевок в санатории и проезд к месту отдыха с 2001 по 2004 год.

Решением суда Фрунзенского р-на г.Минска от 21 марта 2005 г. в удовлетворении заявленных требований отказано. Решение суда мотивировано тем, что в заключениях МРЭК с 1997 по 2001 год отсутствует указание на нуждаемость истицы в дополнительных видах помощи, а в ответе на запрос суда специализированной ортопедо-травматологической МРЭК указано, что по последствиям травмы, случившейся в 1997 году, С. в дополнительных видах помощи не нуждается. Поэтому отказ в иске следует признать обоснованным.

Очевидно, что вследствие разницы в цене фактически понесенные затраты на санаторно-курортное лечение вне мест, указанных в данном Положении, либо фактические расходы на протезирование в иностранных предприятиях, оказывающих данный вид услуг, могут не покрываться страховыми выплатами. Однако это не значит, что они не подлежат возмещению. Если такие расходы являлись объективно необходимыми, то разница, в соответствии с принципом полного возмещения вреда, должна возмещаться лицами, ответственными за причиненный вред. При этом во внимание должны приниматься документы, а также иные доказательства, подтверждающие размер и необходимость дополнительных расходов.
Взвешенных подходов требует разрешение вопросов, связанных с обеспечением автомобилями инвалидов, получивших трудовое увечье на производстве до 1 января 2004 г., в части определения обязанного субъекта. Обязанность по приобретению автомобиля на БРУСП “Белгосстрах” может быть возложена только при соблюдении ряда условий:

  • во-первых, увечье получено до 1 января 2004 г. и работник имел право на получение автомобиля от причинителя вреда в соответствии с законодательством, действовавшим до 1 января 2004 г.;
  • во-вторых, право на получение автомобиля впервые возникло у работника после 1 января 2004 г.;
  • в-третьих, случай возмещения вреда работнику остался неразрешенным.

Если при соблюдении других условий случай возмещения вреда работнику был разрешен до 1 января 2004 г., то обязанность по оплате стоимости выделенного потерпевшему-инвалиду автомобиля лежит на нанимателе. В силу предписаний подп. 4.7 Декрета N 18 страховщик не несет обязанности по ликвидации задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения нанимателем, в том числе ликвидированным, обязательств про возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, если эти задолженности возникли до 1 января 2004 г. Обязанность по ликвидации такой задолженности сохраняется за нанимателем.

В исковом заявлении Р. указал, что в результате несчастного случая на предприятии “Беларуськалий” в сентябре 2002 г. он получил производственную травму, признан инвалидом III группы с утратой 60% профессиональной трудоспособности бессрочно. Согласно заключению МРЭК Р. имеет медицинские показания для обеспечения автомобилем “Таврия” или “Ока” с ручным управлением, медицинских противопоказаний к вождению нет. Р. просил суд обязать нанимателя и БРУСП “Белгосстрах” приобрести для него специальный автомобиль “Ока”, на получение которого у него подошла очередь.

Решением суда Солигорского р-на и г.Солигорска от 29 апреля 2005 г. обязанность приобрести специальный автомобиль обоснованно возложена на нанимателя. Решение мотивировано тем, что случай возмещения вреда здоровью работника нанимателем был разрешен (предприятие с сентября 2002 г. производило выплаты в возмещение вреда в связи с утратой работником заработка), но не выполнены обязательства по обеспечению его специальным транспортом. Поэтому в части обеспечения истца специальным автомобилем со стороны нанимателя образовалась задолженность, которую наниматель обязан возместить в соответствии с подп. 4.7 Декрета.

При несогласии лиц, подавших заявление о назначении страховых выплат, с отказом страховщика в их назначении либо с определением их размера, а также в случаях иных разногласий по вопросам страхового возмещения вреда спор рассматривается судом в порядке искового производства.

Следует также иметь в виду, что если в коллективном договоре или иных локальных правовых актах организаций-страхователей, а также в трудовом договоре (контракте), гражданско-правовом договоре или учредительных документах организаций предусмотрены дополнительные гарантии для работников, получивших увечье, профессиональное заболевание или иное повреждение здоровья, то они должны предоставляться потерпевшим независимо от страхового возмещения вреда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *