Охрана труда

Хранение в гардеробах организаций

Указанному виду хранения посвящена ст. 814 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).

По смыслу статьи организации должны оказывать услуги по хранению вещей, принадлежащих гражданам, в помещениях, именуемых гардеробами. Гардеробом признается специально оборудованное помещение для хранения верхней одежды, головных уборов и иных носильных вещей посетителей и (или) работников организации.

Следует различать гардеробы общего пользования и ведомственные. Если правом сдачи вещей в гардероб общего пользования (музей, театр, ресторан, салон косметических услуг, поликлиника и т.п.) пользуется любой гражданин (экскурсант, зритель, посетитель, клиент и т.д.), то услугами ведомственного гардероба могут воспользоваться только работники данной организации. В отдельных гардеробах не исключается смешанное хранение (для работников организации и посторонних поклажедателей).

Рассмотрим вначале особенности хранения в гардеробах общего пользования, установленные ГК.

В качестве хранителя по такому договору выступает организация как юридическое лицо, в помещении которой расположен гардероб. Поскольку услуги по хранению в соответствии с п. 2 ст. 814 ГК могут оказываться в средствах транспорта, то хранителем в таких случаях выступает владелец транспортного средства (самолета, поезда).

В качестве поклажедателя выступает гражданин.

Статус стороны на стороне поклажедателя определен характером вещей, сдаваемых на хранение в гардероб – верхняя одежда, головные уборы, зонты, уличная обувь (если она помещена поклажедателем в соответствующий пакет либо сумку), иные подобные вещи.

Для хранения вещей в гардеробе организации применяется упрощенный порядок заключения договора хранения: в случае принятия гардеробом вещи на хранение гражданину выдается жетон или номерок.

Например, в соответствии с Нормами труда на обслуживание административных, учебных и общественных зданий, утвержденными постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 30 июня 2003 г. N 80, в обязанности гардеробщиков входит прием, хранение и выдача верхней одежды и других мелких личных вещей работников, студентов, посетителей, приходящих в здание организации, учреждения. Перед началом работы при смене дежурства гардеробщик принимает под расписку все вещи, находящиеся в гардеробе, а также оборудование гардероба и номерные знаки. В течение смены гардеробщик постоянно находится в гардеробе. При приеме верхней одежды и вещей гардеробщик выдает владельцу жетон, выдача вещей производится по его предъявлении. Рабочим местом гардеробщика является помещение гардероба, которое оборудуется вешалками, стеллажами для хранения мелких вещей, шкафом для хранения средств уборки.

Поскольку указанный способ заключения договора не позволяет индивидуализировать лицо, сдавшее вещь на хранение в качестве поклажедателя, и идентифицировать его с лицом, требующим возврата вещи, равно как и подтвердить тождество вещи, возвращенной хранителем, с вещью, сданной на хранение, на эти случаи “работают” общие нормы ст. 777 ГК.

В соответствии с п. 2 указанной статьи простая письменная форма договора хранения считается соблюденной путем выдачи хранителем поклажедателю номерного жетона (номера), если такая форма подтверждения приема вещей на хранение обычна для данного вида хранения.

Держатель номерного жетона (номера) предполагается лицом, которое сдало вещь на хранение, то есть поклажедателем. По этой причине хранитель не несет ответственности за выдачу предмета хранения лицу, которое поклажедателем не являлось, а завладело жетоном или номерком каким-либо способом (например, в результате кражи). В то же время гражданин, настаивающий на возврате сданной им на хранение вещи при отсутствии у него жетона (номера) (например, по причине утраты), вправе доказывать наличие договора хранения, ссылаясь на другие доказательства, в том числе свидетельские показания.

Равным образом, в силу положений п. 3 в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем, также допустима ссылка на свидетельские показания.

В п. 1 ст. 814 ГК законодатель сформулировал еще две нормы относительно цены договора и ответственности хранителя за сохранность вещи.

В соответствии с ч. первой п. 1 ст. 814 ГК хранение в гардеробах организаций предполагается безвозмездным, если вознаграждение за хранение не оговорено или иным очевидным способом не обусловлено при сдаче вещи на хранение.

Таким образом, в отличие от общего правила, установленного для гражданско-правовых договоров, в соответствии с которым презюмируется возмездность договора (п. 3 ст. 393 ГК), при сдаче вещи на хранение презюмируется безвозмездность хранения. Возмездность, как это следует из содержания нормы, ч. первой п. 1 ст. 814 ГК должна быть специально оговорена или обусловлена иным способом. При этом специально подчеркнуто, что этот способ должен быть очевидным. Очевидное есть не что иное, как явное, бесспорное. Именно такое толкование указанного термина дается в словарях.

В ч. второй п. 1 ст. 814 ГК законодатель предусмотрел, что хранитель вещи, сданной в гардероб, независимо от того, осуществляется хранение возмездно или безвозмездно, обязан принять для обеспечения сохранности вещи все меры, предусмотренные п. 1 и 2 ст. 781 ГК.

Следовательно, при условии безвозмездного хранения, обязанность хранителя не может быть сведена к тому, что он обязан заботиться о принятой на хранение вещи не менее, чем о своих вещах, поскольку отсылка в законе сделана к п. 1 и 2 ст. 781 ГК, а не к п. 3 указанной статьи. Следовательно, ссылка хранителя на заботу о сданных в гардероб вещах не менее, чем о своих вещах, при данном виде хранения является неприемлемой, поскольку даже при безвозмездном хранении хранитель обязан принять меры предосторожности, предусмотренные п. 1 и 2 ст. 781 ГК.

Это значит, что хранитель обязан принять все предусмотренные договором меры для того, чтобы обеспечить сохранность переданной на хранение вещи. При отсутствии в договоре хранения условий о таких мерах или неполноте этих условий хранитель должен принять для сохранения вещи также меры, соответствующие существу обязательства, в том числе свойствам переданной на хранение вещи, если только необходимость принятия этих мер не исключена договором. Наконец, хранитель во всяком случае должен принять для сохранения переданной ему вещи меры, обязательность которых предусмотрена законодательством или в установленном им порядке (противопожарные, санитарные, охранные и т.п.).

По словам М.И.Брагинского, принципиальную особенность рассматриваемого вида хранения составляет отказ от неодинакового подхода к требованиям, предъявляемым хранителю, при решении вопроса о возложении на него ответственности за утрату, недостачу или повреждение вещи. Имеется в виду учет того, был ли договор возмездным или безвозмездным. В данном случае то обстоятельство, что хранителю не выплачивается вознаграждение, его ответственности не сужает.

Правомерность высказанного суждения подтверждается, как уже было отмечено выше, особой конструкцией отсылочной нормы, предусмотренной ч. второй п. 1 ст. 814 ГК.

Таким образом, поскольку законодательством не установлено иное, в силу требований ст. 795 ГК ответственность хранителя за сданные на хранение в гардероб вещи должна наступать по правилам ст. 792 ГК. Это значит, что убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со ст. 364 ГК, если законодательством или договором не предусмотрено иное (п. 1 ст. 792 ГК).

В силу предписаний п. 3 ст. 792 ГК в случаях, когда в результате повреждения, за которое хранитель отвечает, качество вещи изменилось настолько, что она не может быть использована по первоначальному назначению, поклажедатель вправе от нее отказаться и потребовать от хранителя возмещения стоимости этой вещи, а также других убытков, если иное не предусмотрено законодательством или договором хранения.

Приведем следующий ситуативный пример.

Гражданка А., придя на спектакль, сдала на хранение в гардероб театра меховые шубу и шапку. Взамен гардеробщицей ей был выдан жетон. После окончания спектакля гардеробщица отказала А. в выдаче сданных на хранение вещей, указав, что по номеру жетона вещей не имеется. По факту несохранности вещей А. заявила требование о возмещении ей театром стоимости утраченных вещей, а также о возмещении затрат на замену замка от входной двери квартиры, мотивируя это тем, что во внутреннем кармане шубы лежали ключи от квартиры.

Основываясь на положениях ст. 792 ГК, в случае отказа театра от добровольного удовлетворения заявленных требований, суд должен вынести решение в пользу истицы.

Правила, изложенные в п. 1 ст. 814 ГК, применяются также к хранению верхней одежды, головных уборов и иных подобных вещей, оставляемых без сдачи их на хранение гражданами в местах, отведенных для этих целей в организациях и средствах транспорта.

Таким образом, несмотря на наименование ст. 814 ГК “Хранение в гардеробах организаций”, ее действие выходит за рамки наименования, поскольку вещь не сдается на хранение в гардероб, а оставляется гражданином самостоятельно в специально отведенных для этого местах.

Нельзя не отметить, что в советское время в отсутствие специальной нормы, касающейся правового регулирования соответствующих отношений, вопрос о том, возникают ли в данном случае договорные отношения, был достаточно спорным. Определенные колебания испытывала и судебная практика. В этом плане представляет дело, приведенное М.И.Брагинским, относительно утраты пальто в парикмахерской.

Верховный Суд СССР, отменяя решение нижестоящего суда, указал, что суду надлежало выяснить, какие имеются правила в парикмахерской по обслуживанию клиентов, является ли обязательным для клиентов при их обслуживании снятие верхней одежды.

В судебной практике признавалось, что необходимость посетителей снимать верхнюю одежду (на что могло указывать сделанное для всеобщего обозрения объявление типа “Посетители (клиенты) в верхней одежде не обслуживаются”), выделение для этой цели соответствующего места (например, выставление вешалок) рассматривалось как приглашение к заключению договора (публичная оферта), тогда как оставление в отведенном месте одежды, головных уборов являлось ничем иным, как акцептом.

В юридической литературе подобный подход воспринимался неоднозначно. Оценивая характер обязательств, возникающих из договора хранения личных вещей, В.С.Якушев, например, считал, что в случае отсутствия у организации специально оборудованного гардероба для хранения вещей клиентов отсутствует и договор хранения как таковой, поскольку клиент не передает свои вещи представителю (работнику) организации. По этой причине обязанность по возмещению стоимости утраченной вещи вытекает не из договора, а из обязательства, возникающего вследствие причинения вреда; то есть ответственность организации носит не договорный, а деликтный характер.

Действующий ГК расставил точки над “i”, признав ответственность организации не только при сдаче вещей в гардероб, но и при оставлении их в специально отведенном месте в качестве договорной, а не деликтной ответственности.

В то же время представляется, что указанное правило не распространяется на случаи самовольного оставления гражданином личных вещей в гардеробе организации в отсутствие гардеробщика, когда организацией до сведения потенциальных клиентов доведено, что гардероб “не работает”. В таком случае, правда, организация должна принять меры для надлежащего обслуживания клиентов в рамках основной деятельности, включая, например, возможность получения клиентами соответствующих услуг без сдачи одежды на хранение в гардероб либо отвести специально оборудованное место для самостоятельного размещения вещей.

Законодатель, как и судебная практика, исходит из того, что отведение места для верхней одежды в приемной либо в коридоре признается публичной офертой, тогда как оставление гражданином одежды в указанном месте – акцептом.

И в заключение еще один вопрос, касающийся характера отношений, возникающих при сдаче вещей в гардероб работниками организации. В свое время в юридической литературе была высказана идея о том, что отношения по хранению организацией личных вещей своих работников регулируются нормами трудового права. Введя в ГК ст. 814, посвященную хранению вещей в гардеробах организаций, законодатель не оговорил, что под действие указанной статьи подпадают только случаи, когда поклажедателем выступают лица, не являющиеся работниками организации. Напротив, конструкция норм указанной статьи свидетельствует о том, что она не допускает каких-либо исключений из установленных правил для работников организации.

В то же время следует иметь в виду, что отношения по хранению личных вещей работников помимо норм гражданского законодательства, сосредоточенных в ГК, регулируются также ведомственными нормативными правовыми актами.

Например, ряд положений, касающихся оборудования гардеробных в организациях автомобильного транспорта, определения количества мест для хранения одежды и др., сосредоточены в Правилах охраны труда на автомобильном транспорте, утвержденных постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь и Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 1 марта 2002 г. N 5/20 (НРПА, 2002, N 99, 8/8472).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *